#дискуссия#аналитика
Интересное мнение прозвучало от достаточно известного (и у нас в Кыргызстане, в том числе) эксперта Александра Князева. Новые инструменты в гибридной войне в регионе в связи с приходом к власти талибов в Афганистане и январскими событиями в Казахстане, неожиданно получает таджикский лидерЭмомали Рахмон. Он же является и главным бенефициаром произошедших перемен.

 Перечислим лишь некоторые плюсы и потенциальные возможности, которыми уже пользуется и может вновь воспользоваться Эмомали Шарипович.

«Афганский дискурс». Во всех взаимодействиях по линии ОДКБ власти Таджикистана словно мантру обозначают «афганский фактор». Профит достаточно предсказуемый и очевидный: новые технологии, специмущество, и вооружение от Москвы для укрепления армии и границы. Поставки на безвозмездной основе, конечно же. Также существуют различные программы и проекты взаимодействия между силовыми ведомствами двух стран, как напрямую, так и опосредованно (например, через Управления ООН по наркотикам и преступности). Финансируются они также за счет Москвы.

Интерпретации. После миротворческой миссии ОДКБ в Казахстане, любой ее член может обозначить связь собственной политической оппозиции с внешним врагом, и получить всестороннюю поддержку организации. Отчасти, так и происходит в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, которая претендуют на реальную, а не формальную автономию от правящего режима. Большая часть силовых акций руководства Таджикистана в Памире, интерпретируется как антикриминальные и антитеррористические операции. Хотя в реальности, они направлены в первую очередь против политически активного гражданского населения региона. И после каждого такого инцидента, потенциально виноватой с точки зрения местного населения выглядит третья сторона — ОДКБ (Москва, прежде всего).
Достаточно привести в пример информационный вброс, который циркулировал в социальных сетях Таджикистана в момент очередной напряженности:
«Источники в Хороге предполагают, что в ГБАО сегодня находятся бойцы спецназа внутренних войск Белоруссии. И напоминают, что заместителем командующего ВВ МВД Республики Беларусь является этнический таджик полковник Хазалбек Атабеков».

Граница с Кыргызстаном. Пользуясь особым статусом в концепции безопасности Москвы (щит для всего региона, 201-я российская военная база, и пр.), и занятостью на западном направлении (танцы с саблями на границе с Украиной), Рахмон попытался 27-го января (вооруженное противостояние в Баткенской области) изменить силовым способом статус-кво на границе. Вероятно, что это не последняя его попытка. Подробнее об этом, наш канал писал в аналитическом материале для уважаемого «Незыгаря».

 Кроме того, не будет забывать и о гуманитарном срезе сотрудничества. Таджикистан регулярно обращается к России с просьбами о чрезвычайной гуманитарной помощи (продукты, топливо, медицинские товары, и пр.), и получает ее. Существуют также и системные проекты гуманитарной помощи: от программ школьного питания и обеспечения школ учебными пособиями, до поддержки местного ковроткачества

 (с полным списком можно ознакомиться здесь). Россия входит в тройку международных доноров Таджикистана, ее доля составляет 25,9% от общего объема.

Подписывайтесь на наш канал

Салам Кыргызстан

от user

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.